07.08.2006

From the life of mortgages

Print:  Russian Polis Magazine, 10 - 2006

Article: Maria Solovieva, Head of Accident & Health Department of Russian Re

статья в .pdf

Об ипотеке говорят, пишут, спорят. А она тем временем становится – уже стала – частью нашей жизни. В том смысле, что портфели страхования жизни изменились в своей структуре, и наиболее заметной стала в этих портфелях именно ипотека.

Существует мнение, что новый закон, освобождающий заемщика от обязанности страховать свою жизнь и здоровье в пользу банка, перекроет страховщикам кислород и лишит нас замечательного шанса двинуть страхование жизни в массы.

Маркетинговые стратегии страховых компаний вновь подвергаются серьезному испытанию. Хотя, присмотревшись к ситуации, можно обнаружить, что заинтересованность банков в гарантиях, которые дает полис, не исчезнет.

Если по договору страхования жизни заемщика банк выступит страхователем и выгодоприобретателем, страховой взнос учитывается в составе расходов при определении налога на прибыль. Более того, страховая выплата в пользу банка по такому договору не попадает в налогооблагаемый доход.

Да, разумеется, жилье в залоге является гарантией возврата кредита, но не следует забывать, что процесс реализации этого жилья, сам по себе непростой и затратный, может потребовать выселения семьи заемщика. 6 квадратных метров на человека полагается в таком случае по закону – это что, двенадцатиметровая комната в коммуналке на семью? Такая картинка может здорово пошатнуть едва восстановившиеся позиции банков в глазах клиентов.

Можно, конечно, заложить в процентную ставку по кредиту вероятность невозврата, сформировав некий гарантийный фонд, однако в борьбе за клиента не каждый намеренно пойдет на повышение ставок в тот момент, когда все требуют их снижения.

Страховой полис позволяет получить средства довольно быстро и без ущерба для участников мероприятия. То есть наш шанс у нас остается.

Вот только большинство потенциальных заемщиков принимаются за заполнение анкеты, скрипя зубами, и вовсе не одобряют «лишних» походов к врачам. К этому добавляется давление со стороны отделов продаж – конкуренция! - и требования банка по ускорению и упрощению процедуры выдачи кредита. Банк тоже можно понять. Таким образом, обстоятельства вынуждают страховщиков сокращать объем требуемой информации.

Между тем, страхование жизни заемщиков – это все-таки страхование жизни с присущими именно этому виду страхования особенностями. Полис в большинстве случаев долгосрочный – его длительность совпадает с периодом действия кредитного договора. Андеррайтинг проводится только один раз – в начале действия полиса, потому и настолько важен.

При рассмотрении риска нам нужна и медицинская история заявителя и его семьи, и текущее состояние его здоровья вместе с привычками, которые медики считают вредными, чем он занимается, увлекается, где живет и путешествует.

В ряде случаев может потребоваться общий медицинский осмотр у терапевта с измерением артериального давления, анализами крови и мочи, кардиограммой, в том числе на  велоэргометре или «бегущей дорожке» и даже ультразвуковым обследованием внутренних органов, рентгеном грудной клетки. Украшает программу мероприятий анализ крови на ВИЧ.

Стремительно растущие вместе с ценами на недвижимость страховые суммы требуют более тщательного андеррайтинга, в том числе финансового – нам необходимо убедиться, что у заемщика достаточно средств для погашения кредита.

Иными словами, мы способны долго и увлеченно изучать камни, летающие над головой нашего заявителя, и активно вовлекать его самого в этот процесс. Жаль, что наше вдохновение способны разделить, пожалуй, только хронические ипохондрики.

На западе практика страхования заемщиков с куда более длительной историей, чем наша, часто сводится к применению сокращенной формы заявления на страхование.
Такой подход возможен по следующей причине: полис приобретается исключительно с целью покрытия займа, и страховому андеррайтингу предшествует банковский, поэтому заемщиков принято считать более благоприятной категорией застрахованных, чем, например,  физических лиц «с улицы».

Исходя из этого, а также для того, чтобы возможно большее количество полисов подписывалось без задержки, многие страховщики в ответ на рыночную конкуренцию доводят число вопросов в анкете до абсолютного минимума.

Сокращение заявления на страхование обычно не касается разделов, относящихся к профессии, месту проживания, путешествиям, опасным хобби, личной и семейной истории. Медицинская же часть анкеты сводится к двум основным вопросам.

Обращались ли Вы (или рекомендовали ли Вам обратиться) за любым лечением, анализами, оперативным вмешательством в медицинское учреждение в течение последних двух лет? Если да, предоставьте более подробную информацию.

Делали ли Вы анализ на ВИЧ или гепатит В или С или любые другие заболевания, передающиеся половым путем? Был ли результат анализа положительным?

Очевидно, что значительную роль здесь играют письменные заявления застрахованного. Стоимость мероприятия для страховой компании минимальна. Вместе с тем любое заявление о состоянии здоровья может повлечь за собой уточняющие вопросы или даже медицинский осмотр.

Обычно продающее подразделение получает уточнения от самого заявителя в письменной форме. Анкета подписывается, датируется и становится неотъемлемой частью договора страхования. Если в заявлении нет ничего необычного (не был, не болел, не ходил), оно может быть принято на стандартных для данного возраста и пола условиях.

Бывает, что при прохождении медицинского освидетельствования обнаруживается существенный факт, скрытый заявителем. В этом случае ему направляется уже не сокращенная, а полная анкета, она заполняется надлежащим образом и в дальнейшем используется в обычном порядке. Если же всплывшее обстоятельство вновь не отражается в анкете, страховщик может увеличить премию для покрытия дополнительного риска.

Предполагается, что страховая компания избежит выплаты в случае сокрытия заявителем информации при подписании полиса. Чтобы обрести такую возможность, там, где применяются сокращенные заявления на страхование, принято подписывать более длинную декларацию о достоверности предоставленных сведений.

Что представляет собой декларация? Вкратце – следующее:

Я заявляю, что указанные мной сведения являются полными и могут быть проверены.

Я разрешаю страховой компании получать информацию относительно состояния моего здоровья и всего, что может на него повлиять. Я разрешаю врачам предоставлять эту информацию.

Более того, в полисе специально оговаривается, что он может быть использован исключительно в качестве гарантии возврата ипотечного кредита, взятого на приобретение основного жилья заявителя. Страховая сумма по полису не превышает текущего размера займа.

Все эти действия призваны минимизировать риски страховой компании. Однако в применении сокращенных анкет есть существенное ограничение. Они допустимы в тех случаях, когда

• заявитель младше определенного возраста (обычно – 50 лет)
• страховая сумма не превышает определенной величины (например, 200 000 долларов)

При иных обстоятельствах требуется заполнение полного опросного листа.

Как уже говорилось выше, упоминание в анкете нарушений здоровья влечет за собой предоставление дополнительной информации. Причем перед будущим заемщиком далеко не всегда маячит визит в поликлинику.

С согласия заявителя страховая компания может, например, вступить в переписку с лечащим врачом и получить за небольшую плату – меньшую, нежели стоимость осмотра – данные из медицинской карты. Или это будет специальная медицинская анкета относительно определенного заболевания, составленная таким образом, чтобы заявитель мог наверняка знать ответы на вопросы. Когда установлен диагноз? Как часто случаются приступы? Какое предписано лечение? Какие применяются процедуры и лекарства?

Вот так формируется система страхования заемщиков, которая позволяет при возможном минимуме информации от клиента и заметном снижении затрат назначить адекватный риску тариф.

Нам не впервые предоставляется возможность адаптировать западный опыт и практику к недавно возникшему и, надо сказать, весьма перспективному, направлению.

Особенно ценной идеей мне представляется индивидуальный подход к людям разного возраста и с разным объемом обязательств. В такой ситуации гораздо легче объяснять заемщикам, почему от них требуются дополнительные действия. Памятуя о том, что продолжительность жизни в нашей стране, увы, ниже, чем в европейских государствах, логично рассматривать в качестве «пограничного» возраста 40-45 лет. Страховая сумма, с которой возникает пристальное внимание к заемщику, у нас попадает в диапазон 100 – 120 тысяч долларов.

Надо сказать, что как перестраховочная компания мы видим риски, начинающиеся примерно с этих сумм. В 2000 - единичные факультативы, в 2006 – все возрастающее число облигаторных договоров.

Факультативные договоры заключаются на год с последующим возобновлением. Удержание компании остается постоянным, а доля в перестрахование снижается вместе со страховой суммой. В какой-то момент весь риск остается на собственном удержании, которое к тому же с каждым годом растет. В целом, для портфеля заемщиков характерно перестрахование меньших сумм, чем в страховании других видов - убыток здесь часто полный, а убыточность не всегда предсказуема.

Непропорциональное перестрахование здесь непопулярно, поскольку оно не вполне соотносится с долгосрочным характером полисов. В пропорции ситуация более симметрична, и эксцедент сумм наилучшим образом вписывается в профиль риска.

Риск катастрофических событий пока не столь велик. Хотя при лавинообразном росте портфеля возможна так называемая скрытая кумуляция. Заемщики – одна страховая компания - один банк – одно агентство по продаже недвижимости – один объект (например, новостройка) – группа заемщиков-соседей – кумуляция риска.

Но это уже не в статью о заемщиках кредита, а в сценарий для фильма-катастрофы, написанием которого мы бы занялись, если бы не новое и перспективное направление, которое по-прежнему остается значимой частью нашей страховой и нестраховой жизни.


Return